Главное – выбраться за город, а уж там все дороги открыты. По разным оценкам, от трех до пяти тысяч велосипедистов в уик-энд утюжат шинами трассы, проселки и тропы Ленобласти. У каждого своя специализация, свой конек, свой, если хотите, кайф. Особую касту составляют велотуристы, которые, погрузив на багажник палатку, продовольствие и спальный мешок, катят, например, из Питера в Мурманск.

Или даже… в Оренбург! Для них главное – расстояние, смена впечатлений, проплывающие мимо столбы, отмечающие километраж.

Поездка до Выборга для таких «монстров» – легкая разминка. Другим ближе велоориентирование. Выезжают в какой-нибудь интересный уголок, допустим на линию Маннергейма, которую проходят, следуя заданиям, получаемым на контрольных пунктах (КП). А эти самые КП – в бывших дотах, дзотах и окопах!

Главное – не сбиться с маршрута. Велоралли – тоже любопытная штука, сочетающая и велоориентирование, и туризм.

Обычно продолжается оно два-три дня, в течение которых участники то месят шинами грязь болот, то переправляются через реки, то на скорость мчатся по шоссе. Те, для кого чем труднее – тем лучше, выбирают кросс-кантри – езду по сложной пересеченной местности: лесам, болотам, лугам да полям, каковых в Ленобласти хватает. Забираются в такую глухомань, где не то что на велосипеде, на свои двоих трудно пройти.

Совсем недалеко, в районе Белоострова, подобное счастье можно сыскать в изобилии. А любители погонять по горам? Отчаянные ребята, готовые лететь на своих маунтин-байках с большим ходом подвески хоть с Памира, лишь бы тропа покруче была.

Именуется это занятие даунхилл, хотя и в гору там тоже гоняют – на время, кто первым придет на вершину. Есть и велоэкстремалы, которые без запаски и ремнабора, на обычном велике, не отягощая себя лишним грузом, катят на свой страх и риск километров 150–200 по сложной трассе. Высший шик – пройти и не сломаться.

Сломался – возвращается на базу кто как может. Довелось как-то пересечься с такого рода экстремалом на Приозерском шоссе: у него скорости выбило, велосипед на подъемы не шел, а починить, естественно, возможности не было.