Из-за высокой влажности в плохо отапливаемом старом доме многие деревянные элементы в нем сгнили, поэтому их заменили деталями из местного дуба. Рассэлам весьма повезло, что недалеко от них вверх по шоссе разместились склад пиломатериалов и лесопилка. Кроме того, во время реконструкции они пользовались в основном услугами местных поставщиков.

В доме был еще один дымоход, но камин разобрали еще в давние времена. Решение восстановить камин, который стал бы центром гостиной, оказалось весьма кстати. Хотелось, чтобы он походил на кромлехи — древние камни, обнаруженные в юго-западной части Уэльса, По словам Сью, Дик вылетел на две недели в Австралию, а по возвращении домой занялся поисками готового камина. Из камнетесной мастерской его привезли в разобранном виде, и Сью сначала пришла в ужас, когда строители «сражались» с этими огромными глыбами, похожими на камни Стоунхенджа. Однако Сью понимала, что уже поздно отказываться от заказа, поскольку камни были чересчур тяжелыми, и их перевозка стоила немалых денег. После возведения камина она стала постепенно привыкать к его виду.

Сад позади дома, выращенный Рассэлами после приобретения участка, гравий на дорожках, валуны, большой пруд и открытая площадка почти без травы резко отличаются от окружающих 22 акров полей и лесистой местности. В то же время скошенное поле рядом с дачными коттеджами позволяет гостям устраивать пикники на открытом воздухе, играть в различные игры и вообще наслаждаться жизнью, беззаботно отдаваясь общению с природой.

Дик говорит, что они с супругой не эгоистичны и не прячут ни от кого своей усадьбы. Им нравится, когда к ним приезжают люди, а благодаря своему дачному бизнесу они в лице своих арендаторов приобрели несколько хороших друзей. Их усадьба стоила им немалых трудов, зато и живут они здесь себе на радость. Это именно то место, где всяк может по-настоящему расслабиться.

Хотя история этого фермерского дома насчитывает уже не одно столетие, раньше его никогда не включали в перечень памятников архитектуры, что значительно облегчило процесс реконструкции. Позднее, когда дом все же был отнесен к числу памятников архитектуры II степени, местные власти заявили, что они полностью одобряют ту превосходную работу, которую проделали Рассэлы.